Чем был прекрасен искусственный пляж, так это отсутствием волн, соли в воде и всякой живности. Песок был белым, словно мел. Роботы-уборщики еще ночью собрали весь мусор. Людей было не так уж и много. Ирина сразу заприметила красивого мужчину, который катался на электроскутере.
Он очень уверенно рассекал океанскую гладь. Ирине нравились мужчины, которые могли управлять скоростью. Она долго наблюдала за каскадерскими навыками своего потенциального мужчины.
Подойдя к прокату электроскутеров, Зотова попросила научить ее умению управлять этой машиной. Она не получила отказа. В обществе этого красивого каскадера Ирина и провела две недели прекрасного отдыха.
Вернувшись в Москву, она уже практически забыла о профессоре. Но как только девушка открыла почту, то около десятка писем от Киви освежили ее память. В основном они повествовали о каждом этапе расшифровки текста. Последнее письмо все систематизировало.
«И снова здравствуй, Ирен. Вижу, ты неплохо загуляла. Я закончил свои исследования. Вот, что в итоге мы можем сказать о происхождении и значении этих древних надписей.
Если ты помнишь историю Южной Америки, то, наверное, тебе многое скажет имя Кортеса. Он, по моим данным был крайне жесток с перуанскими аборигенами. Люди Испанца сотнями уничтожали инков. Вождь перуанских индейцев решил дать бой конквистадорам. Он собрал около двух тысяч человек. В кровавом бою испанцы уничтожили практически всех индейцев. Но вождь инков был замечательным стратегом и просто умным человеком. Эта кровавая бойня была лишь отвлекающим маневром, который привлек к себе внимание всех захватчиков. А параллельно женщины и дети прятали все драгоценности в очень укромное место. Но подозреваю, что тут было нечто большее, чем просто сокровища. Ради золота столько душ не губят. Возможно, очень важным для вождя был именно этот предмет, который изображен на фото.
Теперь перейдем к древним письменам. Они рассказывают о месте, где хранятся все эти сокровища. Женщины и дети спрятали сокровища в одном месте, а наиболее важные реликвии в другом. Не все вернулись живыми назад. Здесь что-то говорится о «Дыхании смерти». Оно преследовало этих женщин и детей на протяжении всей жизни. Самые ценные реликвии три юноши перенесли на какой-то «восьмой небесный свод». Но, это еще не все, дело в том, что вход в это хранилище открывается через «Врата Богов». А этот вход расположен как раз в той пещере, где, по-видимому, и исчез профессор Семенов.
Остальное расшифровать не удалось. Но у меня есть предположение, что вместе эти нерасшифрованные иероглифы составляют какую-то старинную карту. Именно она приведет искателей к сокровищам и тайнам древних Инков.
И последнее, вот, что я еще вычитал в древних источниках. «Дыхание смерти» преследовало всех потомков индейцев, которые прятали сокровища. Также перуанцы часто умирали из-за смертельных похождений духов гор. По мнению некоторых индейских старейшин, «Дыхание смерти» успокоилось, после того, как умер последний потомок несчастных перуанцев, которые прятали золото от испанцев.
Теперь я хочу тебе напомнить бормотание несчастного индейского проводника. Он несколько раз пытался рассказать нам о «Дыхании смерти», да и о духах гор он тоже упоминал. Но я схожусь во мнении, что это просто совпадение. Этот индеец видно был воспитан на древних страшилках. Дикарь, он и в Перу дикарь.
На этом я заканчиваю свое длинное письмо. Надеюсь, что ты его прочтешь в ближайшее время. Когда ты откроешь и ознакомишься с информацией последнего сообщения, обязательно напиши мне. Что-то подсказывает: нам еще придется вернуться в это чертово ущелье, которое пожирает русских профессоров.
Уверен, что мы прощаемся ненадолго. Стивен Киви».
Ирина сразу же начала писать ответное письмо своему иностранному другу. Пальцы быстро бегали по клавишам. Зотовой не терпелось договориться с Киви о предстоящей поездке.
«Стиви, здравствуй. Спасибо за то, что откликнулся на мою просьбу. Ты знаешь, нам действительно нужно вернуться в ущелье. Я чувствую, что в этот раз мы найдем пещеру. Как здравомыслящий человек, предлагаю выделить неделю на сборы и встретиться в аэропорту Лимы. Ирен.»
Через несколько минут на электронную почту Зотовой пришло письмо следующего содержания:
«Решено. Встречаемся в следующую пятницу в ресторане аэропорта Лимы. Только нам будет нужна помощь. Не вдвоем же мы будем бродить по этому ущелью. Найди двух-трех надежных людей. До встречи в следующую пятницу. Киви».
Ирина отправила письмо и сразу принялась листать свою электронную записную книжку. И тут внимание ее остановилось на фамилии Корнеева. Это была давняя подруга Зотовой. Она со школы занималась экстримом и не боялась опасных путешествий. Со Светкой они дружили с первого класса. Несколько лет даже за одной партой сидели. Никогда из-за парней не ссорились. Да, Корнеева была самым подходящим кандидатом для опасного предприятия. Зотова быстро набрала номер мобильного подруги.
«Алоэ, - в трубке послышался звонкий и веселый голос, - я вас слушаю». Ирина быстро заговорила:
- Привет, Светик. Это Ирка. Я сейчас тебе предлагаю очень авантюрное путешествие в Перуанское ущелье.
- Ой, неужели это ты Зотова? Мы с тобой еще месяц назад должны были в Альпы поехать, помнишь, лентяйка?
- Светка, сейчас не до развлечений, едем на серьезное предприятие, для тебя это будет настоящим экстримом.
- Тогда я согласна. А с собой мне можно кого-то взять?
- Не желательно, а кого ты хочешь за собой потащить?
- Моего нового любовника Стасика. Он такой же экстримал, как и я.
- Ты ему доверяешь?
- На все сто, на которые можно доверять человеку, с которым знакома две недели. Ну, так что, мне можно взять этого отличного парня, пожалуйста?
- Ох, Светик, Светик! Когда-то тебя погубит твоя любвеобильность. Ну что мне с тобой делать, бери своего Сереженьку..
- Он - Стасик!
- Какая разница! Теперь слушай меня. Утром в 11 часов мы вылетаем из аэропорта «Мираж». Встретимся за тридцать минут до вылета у кассы под номером тринадцать. С собой желательно взять один теплошар, ну и остальное сама знаешь.
- Все поняла, будем готовиться, а Стасика увидишь и поймешь, что он лапочка.
- Ладно, до связи.
- До встречи, милая.
Ирина положила трубку. У нее после разговора поднялось очень хорошее настроение. Она и не думала, что так быстро найдет двух надежных людей, которым и объяснять-то ничего не пришлось. Значит, теперь нужно было лишь уладить все дела в Москве и спокойно отправляться в Перу.
Неделя прошла очень быстро. За это время Ирина успела сделать очень многое. Она сдала практически все долги в одном из институтов, где получала пятое высшее образование. После случая с особняком профессора, Зотова решила, что профессия юриста ей не помешает. Также Ирина наведалась к Лионелле и собрала свои вещи.
В 10 часов 35 минут Зотова уже стояла у кассы №13. Она всматривалась в толпу снующих в разные стороны людей, пытаясь разглядеть Светку и ее миленького пушистого Стасика. Школьная подруга пунктуальностью не отличалась, поэтому Ирина и назначила встречу за полчаса до вылета. Когда до отправки самолета оставалось 15 минут, из толпы вынырнула Светлана. Она сразу кинулась на шею к своей подруге. Когда Ирина решила поздороваться с милашкой Стасиком, то уперлась взглядом в мускулистую грудь мужчины. Оказывается вместо маленького и пушистого паренька, перед ней стоял двухметровый Титан.
- Ну, вот ты, Ирка, и познакомилась с моим Стасиком, - весело сказала Светлана, когда ее двухметровый любовник отправился сдавать багаж.
- Я себе его несколько другим представляла, - смеясь, ответила Ирина, - так, мы опаздываем, нужно бежать на наш «Мираж».
Через 25 минут все трое уже находились в аэропорту Лимы. В ресторане их уже ждал Киви. Он что-то увлеченно читал.
- Наконец-то, я вас дождался, - воскликнул Стивен, как только увидел входящую Ирину. Он нежно обнял ее и крепко пожал руку Стасу, взглядом оценивая физические кондиции этого гиганта, - теперь, когда все в сборе, нужно немедленно навестить Родригеса, нас уже полтора часа дожидается нанятый мной водитель, так что предлагаю не терять времени и поехать в министерство к нашему перуанскому другу.
Родригес встретил компанию очень радушно. Он сразу передал свои дела помощнику, и все четверо отправились в бар за углом. Изрядно выпив тэкилы и пообедав, Киви и Ирина засыпали Педро вопросами.
Представитель перуанской власти медленно и с расстановкой поведал о том, какие изменения произошли с момента отбытия экспедиции из ущелья.
- Как только вы уехали,- начал он рассказ, - с бедолагой Хуаном случился припадок. После медицинского обследования мы заключили его в психиатрическую больницу. Доказательств его вины в смерти профессора найдено не было. Спасательная операция после вашего отъезда продолжалась еще несколько дней. Никаких следов Семенова найдено не было.
- А можно навестить Хуана, - перебила Родригеса Ирина.
- Да, только вам придется отправиться в одну из заброшенных деревушек в Андах. Дело в том, что индеец выздоровел. Он перестал нести чушь, заметно успокоился, да и по правде сказать, местному бюджету не очень выгодно содержать за свой счет всякую рвань. Вот и отпустили несчастного на родину.
- А вы сможете нас отвезти в эту деревню? - нетерпеливо поинтересовался Киви.
- Извините, но я пас. У меня здесь очень много дел. Сами понимаете, что я на важном посту, да и разные слухи ходят про это ущелье. Ведь, я как понял, вы именно туда собираетесь отправиться?
- Да, от вас ничего не скроешь, - ответила Ирина.
- Хорошо, вот адрес Хуана. В эту деревушку ведет только одна дорога, так что не заблудитесь, - с этими словами Родригес написал на клочке бумаге название индейского поселения.
Оказалось, что ехать на родину перуанского проводника не так далеко. Через три часа четверо путешественников были уже на месте. Деревня представляла собой довольно жалкое зрелище. Несколько десятков полуразрушенных домов находились на расстоянии пары метров друг от друга. По единственной центральной улице бегало около десятка полуголых сорванцов. У одной из женщин Киви спросил, где им можно было найти Хуана. Та сморщилась и указала на одинокое здание, которое походило на длинный барак.
В этом помещении компанию ждало малоприятное зрелище. Около дюжины пьяных перуанских индейцев разделывали тушу убитого буйвола. В нескольких метрах от них за одним из столиков сидели трое мужчин. Одним из них был Хуан. Оказывается, в баре по совместительству еще и разделывали туши животных.
Перуанец встретил путешественников холодным взглядом и влажным приветствием. Когда он услышал о предложении вернуться в ущелье, то его левый глаз нервно задергался. Индеец, казалось, наотрез отказывался от перспективы вспомнить недавний кошмар. Тут Киви достал из кошелька тысячу ЕВРО, когда он сказал, что это лишь задаток, один из собутыльников Хуана стукнул того по руке. Они вдвоем отошли, и после бурного обсуждения через несколько минут вернулись к столику. Индейский проводник, резким движением забрав деньги со стола, дал свое согласие.
На сборы Хуану понадобилось несколько минут. После чего все пятеро пошли через непроходимые джунгли к Перуанскому ущелью. Через несколько часов они были на месте. Киви и Стас быстро установили теплошары. В это время Ирина приготовила отличный ужин из маринованной телятины и грибов. Когда путешественники поели, было уже за полночь. Все, кроме Хуана, разбрелись по теплошарам. Индеец остался спать у костра.
Утром, позавтракав, молодые люди, за исключением перуанца отправились на поиски древней пещеры. Путешественники решили разделиться. Киви с Ириной пошли на Север, а Светлана со Стасом - на Юг. Через восемь часов все встретились в лагере. Никаких следов скалы ни одна из пар не обнаружила. После бурной попойки все легли спать. Следующие два дня не дали никаких результатов.
После очередных неудачных поисков компания собралась у костра. Немного выпив, Светлана заговорила:
- Ира, по-моему, здесь нет никакой пещеры. Вы просто в тот день изрядно напились.
- Хорошо, ну а тогда, куда пропал профессор? - голос Зотовой звучал раздражительно.
- Может, его белочка хватила, и он опять в джунгли ушел, а там и.....
- Смотрите, - перебил девушек Стас.
Все посмотрели в направлении его руки. В ночную тьму на Севере врезалось какое-то бледно-синее свечение. Не говоря друг другу не слова, все четверо отправились в сторону сияния. Через десять минут они были на месте. Оказалось свет проходит через щели скалы. Включив фонарик, Киви делает вывод, что перед ними каменная дверь в пещеру.
Когда все включили свои фонари, на камне высветились какие-то древние надписи. Несколько минут Киви их внимательно рассматривал, а потом торжественно заявил:
- Господа, перед вами находится древний вход в пещеру. Возможно, здесь когда-то перуанские индейцы и спрятали свои несметные сокровища. Надписи на камне гласят примерно следующее: «Приложи руку к священному знаку Бога, и ты войдешь». Предлагаю последовать совету древних мудрецов.
- Не нужно этого делать! - неизвестно откуда взявшийся Хуан, подошел к Киви, - вы навлечете на себя проклятие, которое будет преследовать вас не только в этом мире, но и в загробном.
- Да к черту твои сказки! - с этими словами Стас приложил свою ладонь к изображенной на скале кисти руки.
Внезапно сияние исчезло, а обломок скалы начал медленно подниматься. Хуан нервно достал синтетический кокаин и, высыпал его на лист коки и отправил в рот. После того, как каменная дверь остановилась, компания увидела вход в тоннель.
- Это - то место, где пропал профессор, - Ирина вопросительно посмотрела на перуанца. А тот лишь нервно кивнул, - тогда веди нас!
Хуан на трясущихся ногах первым зашел в тоннель. За ним последовали все остальные. Свет фонарей помог разглядеть на стенах огромное количество древних картин. Через несколько десятков шагов все очутились в пещере. Хуан тихонько встал возле выхода. Киви в восторге остановился. В древнем храме все осталось так, как и было, когда перуанец с Семеновым только вошли в этот зловещий зал.
Ирина быстро подошла к огромной голове, покоящейся на каменном постаменте.
- Это древний перуанский Бог Виракочи, самое кровожадное создание в их мифологии, - опередил вопрос девушки Киви. Пять минут пребывания в пещере позволили убедиться, что никаких следов профессора здесь нет. Вдруг Зотова позвала всех к себе. Она обнаружила старинный жезл, который лежал в нише у постамента, который был вылит из золота, а сверху украшен огромным красным рубином.
- Я предлагаю взять этот жезл, продать его по дороже и поделить деньги на четверых, - высказала свои мысли по поводу находки Светлана.
- Нет, мне кажется, что это не простой жезл, - с этими словами Ирина подняла старинный предмет над головой. Испуганный крик индейца заставил всех взглянуть на голову древнего божества. Каменная статуя открыла свою пасть, а глаза ее светились красным. Изо рта божества начал литься светящийся туман. Ирина опустила жезл. Подошедшая Светлана взяла его и начала внимательно осматривать.
- Коллеги, я поздравляю вас! Кажется, мы наткнулись на какой-то портал. Теперь перед нами стоит сложный выбор, входить в эту открывшеюся дверь или нет, - торжественно провозгласил Стивен.
- Вы что окончательно свихнулись, - запротестовала Светлана, - какие порталы, куда входить? Я предлагаю забрать этот посох и вернуться домой.
- Нет, мы должны.. - не успела Ирина закончить фразу, как в пещеру вошли несколько перуанцев.
- Я советую вам слушать теперь только одного человека, а именно меня, - речь Хуана была твердой и пугающей, - эти головорезы, по одному моему приказанию готовы изрезать вас на кусочки, так что дайте им связать себя, в противном...
Но индейцу было не суждено сейчас закончить свою мысль. Оглушительный выстрел оставил одного из бандитов без головы. Огромный «Магнум» покоился в руке Киви. Секунда оцепенения прошла, и индейцы кинулись на путешественников. Стас мощными ударами свалил на пол двоих. Киви ранил одного, после чего Хуан выбил у него из рук оружие. Стивен мощным ударом опрокинул того на пол и практически забросил Ирину в рот божеству, та сразу исчезает в тумане. Тем временем один из перуанцев ранил Стаса в руку ножом. Недолго думая, Киви закинул в пасть истукана сопротивляющуюся Светлану. После этого он отправил в нокдаун очередного индейца и сам запрыгнул на постамент, помогая забраться туда Стасу. Они оба исчезли в светящемся тумане вслед за девушками.
Ошеломленный Хуан вместе с пятью уцелевшими забрались на постамент и, один за другим исчезли в портале вслед за путешественниками. Как только в пещере, кроме убитых никого не осталось, каменная дверь в тоннель вновь опустилась. Снаружи ничего не говорило о том, что полчаса назад здесь были люди. Только два теплошара и догорающий костер остались в память о путешественниках. Возле места их лагеря вдруг какое-то существо потревожило листья деревьев и взмыло ввысь. Это был огромный орел, который, казалось, знал больше всех о происходящем в Великом Перуанском ущелье.
Сверкающий своей загадочностью Мир Первого Неба тихо, но уверенно продолжал писать свою историю. Жизнь здесь - это явление и состояние, смерть здесь никого не удивляет. В этом измерении уже целую вечность проистекает Тотальное Соответствие, которое не позволяет фантазии украшать жизнь своими цветами.
Великий Храм вот уже на протяжении нескольких вселенских кругов стоял в центре этого мира. В огромном сооружении, которое было похоже на гигантский таз, каждую секунду решалась судьба Мира Первого Неба. Правил этим измерением его создатель, Великий Бог Тазомед. Он восседал на огромном золотом троне посреди Храма, который был назван его именем. Рядом с Тазомедом на самой верхушке таза сидел Золотой Навозный Жук. Он с умилением своих маленьких блестящих глазок смотрел на Великого Бога. Это его подруга. Блестящий и божественный навозный жук сам создал ее.
Недалеко от Тазомеда на золотом троне сидел его Продвинутый Пророк Затмедон. Он был призван следить за порядком в Мире Первого Неба. Золотой балдахин накрывал его трон. Этот лысый и ужасно толстый мужчина относился безжалостно к любому правонарушителю. Он не утруждал себя разбирательством, а сразу отдавал приказ, уничтожить преступника. На голове у Пророка красовался лавровый венок - символ его полномочий. Затмедон сидел и копошился в своей бороде, которая очень походила на лопату. Иногда в его пальцах появлялся очередной паразит, которого Пророк безжалостно съедал.
Над ритуальной площадью висел Священный Призывной Гонг. Рядом с Гонгом всегда стоял Жрец-Провозвестник воли Затмедона. Стоило Пророку махнуть своей пухлой ручонкой, как здоровенный детина уже мчался, чтобы уничтожить своей железной дубиной очередного преступника. Глаза у Жреца были сильно выпучены из орбит, а зрачки разного цвета: один красный, другой - зеленый. Каждый день он выбирал себе с десяток женщин низших сословий, с которыми всю ночь забавился. К утру выживала лишь одна-две самые выносливые.
На площадку Храма с места восседания Правителя и его помощников вела узкая каменная лестница без перил. Пол Храма Великого Бога Тазомеда состоял из мозаики. Вдоль стен Храма сидели несколько десятков Жрецов-Медозвонов. Их слабенькие тела были укутаны в желтые мантии, расшитые золотом. У всех на головах надеты медные тазики, которые переливались своим блеском. В своих сморщенных худых ручонках Жрецы держали чугунные ложки.
На нижнем уровне Мира, под площадкой находился огромный медный чан. Это - Священный Таз, источник вдохновения Тазомеда. В огромном сосуде плавал божественный, но очень вонючий сироп, который, кажется, жил своей жизнью. В Тазу варилась Пища Богов, которая состояла из плодов Священного Дерева Синх размером с баскетбольный мяч.
Около сотни оборванцев, среди которых были и женщины с детьми, постоянно подносили все новые и новые плоды. Женщины со страхом посматривали на Жреца-Провозвестника, который наблюдал за каждым их движением. Молодые девушки старались выглядеть неуклюже в его глазах. Многие специально мазали лица сажей, чтобы казаться не такими симпатичными. Лишь несколько женщин не скрывали всех своих достоинств. Они уже выдержали ночь в обществе этого Жреца. А Провозвестник не любил повторяться, поэтому им ничего не грозило.
Несколько жалких людишек подливали из кувшинов воду в Таз. Под дном Священного Таза копошились несколько Хранителей Огня. Они постоянно подбрасывали в огонь дрова из огромной поленницы.
Возле Священного Таза с длиннющими баграми наперевес стояли три Жреца-Кормильца. Они еле удерживались на ногах от вони. Но все, кто был причастен к приготовлению Пищи Богов одним глазом поглядывали на грозного Великого Бога Тазомеда. Этот огромный, размером с КамАЗ, навозный жук сидел и невозмутимо смотрел на священный Таз.
Но вдруг спокойствие всех находящихся в зале Великого Храма нарушилось. Стены и пол вдруг резко затряслись. Жрецы-Медозвоны начали пугливо перешептываться друг с другом. Продвинутый Пророк Затмедон истерически хохотнул и чуть не упал с трона. Лишь Тазомед сохранил спокойствие. Пол и стены начало трясти сильнее. Апогеем этого маленького землетрясения стал очень громкий звук, который походил на звон крышки, упавшей на пол.
Во время этого ужасного отголоска бытового бедствия движения всех находящихся в зале стали какими-то прерывистыми. Тазомед начал при помощи вибраций своего божественного разума передавать всем жителям Мира Первого Неба необходимую информацию. Он ознакомил население измерения со следующими новостями:
«Убыль материи Синх в Мире Первого Неба достигла критического уровня, и мир начинает накрываться Медным Тазом. Приказываю вам приготовиться к священному ритуалу кишкоблудства!»
Как только эта информация достигла и была обработана всеми слушателями, Тазомед разинул свою огромную пасть. Продвинутый Жрец с лицом полным важности и уверенности в своих силах, поднял левую руку и махнул ею. Увидев это, Жрец-Провозвестник ударил со всей силы в Священный Призывной Гонг. Самый высокорослый Жрец-Кормилец на трясущихся ногах подбежал к священному Тазу. Длинным багром он быстро наколол Пищу Богов и на шатающихся ногах спустился по лестнице.
Как только Жрец оказался на вершине постамента, огромный навозный жук раскрыл свою пасть. Священный плод соскользнул с острия багра и скатился в ненасытную темноту разинутого рта. Великий Бог еще не успел закрыть свое едало, как со всех сторон раздались звуки. Это Жрецы-Медозвоны троекратно ударили ложками по маленьким котелками, которые они проворно сняли со своих мудрых голов. Их ненасытные пасти начали в унисон открываться, и из полости ртов доносилось «АММ-АММ-АММ». В это время Тазомед раскрыл свое огромное едало и отрыгнул. Желчного цвета желудочный сок брызнул прямо в лицо Жреца-Кормителя. Он упал и начал кататься по полу. В это время из разных концов зала раздались магические отрыжки, которые были призваны спасти Мир Первого Неба от краха и исчезновения.
Тазомед, смешно подпрыгивая, начал испускать из заднего прохода странные звуки. Потом Божество резко раздулось и выпустило из своей задницы шар размером со съеденный плод. Оболочка выпущенного из заднего прохода шара сверкала, как тысяча звезд. Великий Бог послал своим подданным очередной информационный сгусток энергии:
«Перед вами Сгусток Материи Синх» - в это время шар докатился до Священной Чаши Синха, которая стояла на полу. Сгусток благополучно упал в этот сосуд. Не прошло и доли секунды, как Храм потряс мощный взрыв. Разноцветные потоки осветили Священное место. Это пламя, похожее на радугу, унеслось вверх по изогнутой трубе Божественного Выхлопа. Вдруг тишина сменилась гулким и информационно насыщенным звуком: «Убыль материи Синх восполнена!».
Радостные крики понеслись с разных уголков Храма. Пол ходил ходуном. Фигуры расплывались. Внезапно гул стих и землетрясение прекратилось.
Этот ритуал повторялся бесконечное число раз с начала сотворения Мира Первого Неба. Священную процедуру нельзя было прерывать. В противном случае Мир Первого Неба накрылся бы Медным Тазом и все население почувствовало бы Дыхание Смерти.
Из состояния всеобщего блаженства присутствующих в Храме вывел странный звук. В правом углу зала, недалеко от Священного Таза засверкал исторический проем. Он представлял собой каменную дверь, которая была вырезана в стене. Оказалось, что она поднялась, и из нее полился синий туман, который медленно стелился по полу Храма. Через несколько секунд из свечения появилась девушка. Это была Светлана. Дело в том, что она умудрилась первой упасть в пасть божества. Корнеева застыла в узком проходе. Глаза ее выражали неподдельный страх.
Не прошло и десяти секунд, как вслед за первой в проеме появилась вторая девушка. Она схватила Светлану за руку, и они вышли из прохода. Все жители и правители Мира Первого Неба с удивлением смотрели на происходящее. Не успели девушки прийти в себя, как из портала вылетели Стас со Стивеном. Они еще не отошли от схватки с индейцами. Все четверо незнакомцев неуверенно выстроились напротив Священного Таза. Несколько секунд в зале длилось гробовое молчание. Вдруг Тазомед немного приподнялся на своих коротеньких ножках и издал какой-то странный звук, похожий на скрежет медной посуды о бетон. Сразу же стоящий напротив путешественников Жрец-Провозвестник прислушался и крепко сжал в руках дубину. Продвинутый Пророк Затмедон встал со своего Трона и громогласно рявкнул: «Убить!»
Киви только успел увидеть, как здоровый верзила замахнулся на них своей дубиной. Стивен уже предвкушал какой силы удар обрушится на первого попавшегося под это тяжеленное оружие. Но в это время Стас блокировал первый удар Жреца. Не медля не секунды, он встречным апперкотом заставил своего соперника выронить дубину. Через секунду оружие оказалось в руках Стаса. Ударом дубины он опрокинул Жреца в Таз с Пищей Богов. Жрец издал дикий вопль и попытался удержаться на плодах, но вскоре потерял равновесие и рухнул в кипящую жижу.
После этого Стас и Киви быстро подбежали к входу, из которого появилась вся компания. Девушки заворожено смотрели на все происходящее. Великий Бог с интересом наблюдал за этими незнакомцами. Он думал, что незваные гости собираются уйти обратно через волшебную дверь, но через секунду Тазомед и все остальные поняли, зачем двое мужчин ринулись к входу.
Мощным ударом дубины Стас опрокинул на землю первого индейца, который появился в проходе. Не мешкая, Киви схватил того и скинул в огромный таз. Второго появившегося из врат ждала такая же участь. Стивен и Стас легко разобрались с остальными. Последним полетел в чан бедолага Хуан. Индейцы несколько секунд попытались удерживаться на варившихся плодах, но вскоре все попадали и затем исчезли в жиже.
В Храме начался переполох. Людишки в рваной одежде в панике бегали из стороны в стороны. Кто-то ринулся к выходу из Храма. Женщины вопили и плакали. Жрецы-Медозвоны стучали своими ложками о тазики на головах. Хреонелла, издавая сильный скрежет, топталась на месте. Только Тазомед и Затмедон сохраняли спокойствие. Пользуясь этой паникой, Стас и Киви схватили девушек и быстро побежали к выходу из Храма. Златокованные Ворота всегда распахнуты настежь. Этот вход в Храм всегда был открыт, чтобы народ Мира Первого Неба мог ежеминутно наблюдать заботу о себе Продвинутого Пророка.
Выскочив наружу, путешественники судорожно оглянулись в поисках более безопасного места. Сразу из Храма за ними никто не выбежал, поэтому было время перевести дух. Они увидели, что снаружи помещение представляет собой купол, который очень смахивает на обычный медный таз. На вершине этого строения крутилось, издавая противный звук какое-то существо.
- Посмотрите, - Светлана указала золотым жезлом, который находился по-прежнему в ее руках, на простирающийся внизу город.
Казалось, сотни тазиков были выброшены на улицу. По небольшим проулкам вдоль этих строений сновали люди. Большинство ходили сгорбленно и пряча свои маленькие головы. Компания спустилась на несколько десятков метров вниз. Теперь каждый мог разглядеть этих странных людей. Все они были очень худыми. Кожа на лице - морщинистая и желтая. Рожи как будто гнили. Эти жалкие существа были похожи на тех, которые сидели вдоль стен Храма с маленькими тазиками на головах. Светлана засунула жезл себе за пояс.
- Посмотрите на небо, - вскрикнула Ирина. И действительно, небо стоило всеобщего внимания. Оно было окрашено в тускло-красный цвет.
- Оно красного цвета , да в принципе, я уже ничему здесь не удивляюсь, - бодро откликнулся Киви.
- Да нет же, присмотритесь, это не небо, а купол. Как будто нас накрыли огромным медным тазом, - возразила Зотова.
Приглядевшись, все с ней согласились. Путешественники находились под огромным куполом, который был медного цвета. Вдруг недавнее небо начало снижаться. Ирина схватила Киви за руку. Опустившись на несколько сот метров, огромны медный таз снова начал подниматься. И тут только путешественники увидели, что по краям купола просвечивалось такое родное синее небо. Из созерцания этой картины их вывело очередное снижение этого непонятного купола. Он очень уверенно снижался. Вдруг раздался гром. Оказалось, что края этого медного неба коснулись гор, которые виднелись на горизонте. При этом купол начал подпрыгивать и издавать очень громкие звуки.
На улицах возникла паника. Через минуту началось землетрясение. Путешественники выбежали на площадь странного поселения. Здесь уже собралось несколько сот этих жалких существ. Все они уставились на купол Храма. Через минуту внутри его раздался грохот. Землю начало трясти. Когда город перестало ходить ходуном, огромный золотой жук, сидящий на вершине Храма, раскрыл свою большую пасть. Через несколько секунд этот истукан со скрежетом повернулся так, чтобы его задний проход был направлен в центр Медного Таза. Из выхлопной трубы вырвалось пламя, которое попало в пасть этому огромному навозному жуку. Через несколько секунд после этого золотой истукан раздулся и стал в два раза больше. В таком состоянии Хреонелла пробыла около минуты, потом раздулась и замерла.
Вдруг сильный взрыв заставил путешественников глаза вверх к куполу Храма Великого Бога. Из задницы навозного жука вырвался столб пламени. Молодые люди переглянулись. А странные существа и не собирались уходить с площади. Вдруг очередной толчок опрокинул всех зевак. Даже Киви и Стас не удержались на ногах. Но землетрясения не последовало. Со всех сторон доносились приглушенные радостные вопли. Таз взмыл вверх. «Священный Цикл Синха Завершился! Слава Великому Богу Тазомеду!» - эти слова слышались отовсюду.
Но вдруг из купола начали доноситься выстрелы. В это время Медный Таз улетел так высоко, что был похож на маленькую шляпку. Из выхлопной трубы вылетел огромный столб пламени. Золотой навозный жук на вершине купола с трудом удержался на своих коротеньких ножках.
В это время в Храме происходили следующие события. Жрецы-Кормильцы из-за появления странных пришельцев перестали подносить Великому Богу Тазомеду Пищу. Навозный жук долго вздулся. Затем Тазомед расправил крылья и взлетел ввысь Храма. Недолго покружив, он опустился своими ножками прямо в Таз.
Один за другим, он начал поглощать плоды. Вскоре на поверхности Священной жижи появились тела индейцев из банды Хуана. Тазомед проглотил половину из них. Но как оказалось, нескольким перуанцем удалось выжить. Они быстро вылезли из Таза. Среди спасшихся был Хуан. Священная жижа не могла убить, она только усыпляла попавших в нее.
Огромный навозный жук продолжал поедать плоды в несметном количестве. Из его заднего отверстия вылетали сверкающие шары и индейцы. Но вдруг Тазомед проглотил что-то очень большое. Это был Жрец-Провозвестник. Задница Великого Бога произвела несколько спазматических движений, после чего огромное насекомое разорвало на части. В это время медный таз набрал огромную скорость и скрылся из виду. В храме началась паника, люди бегали, рвали на себе волосы и истерически орали. Жрецы-Медозвоны начали бить по своим тазикам. Всеобщую панику прекратил информационный импульс, который послал в мозг всех жителей Мира Первого Неба сообщение:
«Уважаемые засранцы и засранки, прекратите прятаться по углам. Великое счастье вновь одержало победу над дыханием смерти. Мощнейший цикл Перевоссоздания завершен. Встаньте с колен и возрадуйтесь».
Этот импульс был послан Великим Соответствием В Храме все встали и уставились на Алтарь. Губы жрецов произносили какую-то странную мантру. Продвинутый Пророк Затмедон умиленно улыбался, почесывая свой огромный живот. Вдруг яркий свет ослепил всех находящихся в Храме. После кратковременного цикла темноты зал осветился, и на Алтаре вновь появился Великий Бог Тазомед.

Страницы